trud

Обоже

Натолкнулась случайно на пост, который могла бы написать я. Автор гораздо круче, чем я, но в целом проблемы одни и те же. Бегство от себя, поиск себя, куча увлечений и острое болезненное ощущение отсутствия цели.

Пошла читать комментарии. А там этот ответ. Он разделен на три комментария, я это разделение сохраняю. Пока я читала, у меня фоном в голове крутилось непрерывно одно слово - "обоже". Читать его мне больно. И теперь хочется плакать. Но я чувствую, что это оно. Это и обо мне. Иначе не было бы так больно. И мне нужно будет его еще много раз перечитать.


mark_virtus

1.
Давайте, я вам сначала одну теорию расскажу. Есть в психологии ответвление, теория объектных отношений называется, и то, что с вами происходит, она объясняет примерно так... Кого ребенок рождается, его психика (личность) еще не зрелая, естественно, в нее просто заложены индивидуальные особенности и потенциал развития, а так ребенок в принципе не знает - что ему делать, когда хочется, напр., того же принятия, одобрения, вот есть потребность, но не знает - как ее удовлетворить, опыта нет, и он обращается к родителям. А родители часто сами не знают - как, и им кажется, что липнущий ребенок, который хочет одобрения и принятия - липнет потому, что просто маленький, глупый, кажется, что самое правильно - сказать ему, чтобы он просто не вел себя, как маленький, не приставал. И так ребенок начинает понимать - что ему делать со своей потребностью -не приставать, не докучать, говорить себе то же, что говорят родители - «веди себя как взрослый», может быть не словами, а своим поведением транслируют ребенку неприятие его незрелости, незнание, что с этим делать, и получается, что детская потребность никуда не исчезает, родители не подсказывают - что с ней делать, как с ней быть, а учат только, что ее надо скрывать, стыдиться, потому что такая потребность - это слабость, это уязвимость, зависимость, и, если ты будешь слабым, тебя сожрут или отвергнут, одним словом ты погибнешь. И такую оценку своим потребностям, такой внутренний разговор с самим собой ребенок начинает вести потом в дальнейшей жизни, считая это своими собственными мыслями, своими убеждениями - что надо сжать зубы и не показывать, не признавать своих «детских» нужд, слабости, не давать им право на существование, надо вести себя по-взрослому.

И дальше получается, что одна, вторая, третья потребность - не получают развития, не взрослеют вместе с человеком, он не обучается удовлетворять их «по-взрослому», потребности просто оттесняются на периферию, и можно сказать, что это не просто потребности, это часть личности человека, которая не повзрослела, с которой человек (так же, как и его родители) не знает - что делать, и со временем либо совсем утрачивает с ней контакт, вытесняя ее в бессознательное, либо контакт плохой, т.е., эта часть выключается из общей, согласованной работы психики.

А в чем важность и нужность этой изгнанной части - она отвечает за эмоциональную связь с окружающим миром, она дает ощущение, что живешь. Но так как она находится под запретом, и человек постоянно ощущает себя как неживым, то ему хочется эту часть как бы реанимировать, дать разряд - стрессами, выходами из зоны комфорта, что бы она от стресса на время включилась, и дала ощущение жизни. Но так как человек ее все-таки побаивается и недолюбливает - то включить ее на постоянно - не может, но и без ощущения жизни тоже не может. Поэтому и приходится вот так насильственно дергать ее.

Плюс эта часть, будучи постоянно подавляемой, презираемой, получая от человека разные тычки и пощечины (самоедство, самокритика и т.п.) становится напуганной, она не хочет выходить в мир, включаться, потому что она не развита, а ей уже сказали и продолжают говорить - что ей неразвитой в мире находиться опасно, ее там сожрут. Поэтому не получается чем-то по-настоящему надолго увлечься, во что-то эмоционально включиться, в хобби, в отношения, в профессию, потому что человек бессознательно опасается, что эти хобби, отношения, профессия - могут его «поглотить», поглотить его «Я», и этого «я» просто не станет. Но в то же время эта напуганная часть так же хочет прожить свою жизнь, она же не отдельная, это и есть сам человек, и она тянется в этот мир, в эту жизнь. И поэтому человек ведет себя вот так - сперва тянется к чему-то или кому-то, желая эмоционально включиться в жизнь, в хобби, в отношения, а приблизившись (и бессознательно испугавшись, что его кто-то или что-то поглотит) - снова убегает.

2.
В той теории (я вроде и отстраняюсь, дескать, теория-теория, хотя на практике ее проверил, она правдива) считается, что особенности и потенциал, с которыми рождается ребенок - это настоящее «Я» (или либидинальное эго). Оно не может развиться без помощи взрослых, потому что не знает - как ему жить в этом мире, как проявлять себя и т.д. И ребенок обращается с этим запросом к старшим. Но родители в подавляющем большинстве так же не знают - что делать с настоящим Я ребенка, и поэтому говорят только «не лезь», «не плачь», «не клянчи», и ребенок перенимает эту манеру обращения со своим настоящим «Я», и как бы помещает реальных родителей и просто значимых старших людей внутри своего сознания, сливая всех в одно целое, и в психике ребенка уже образуется, помимо своего настоящего, еще одно - уже родительское «Я» (или антилибидинальное эго, уже настроенное против настоящего, говорящее ему «замолчи», «не ной», «нельзя быть таким», и - говоря метафорой - как бы запирает в чулан это настоящее Я, оно может быть садистически настроенным, но чаще так происходит из-за страха родительского Я, что детское, настоящее - оно такое глупое, неразвитое, слабое, беззащитное, оно погибнет в этом мире, его надо скрыть, уберечь, запереть). А со временем формируется третье, «центральное» Я, с помощью которого человек способен выполнять свои профессиональные функции, решать какие-то житейские задачи, обретать навыки, знания, и в общем, с внешним миром человек контактирует большей частью вот этим центральным Я.

Это все метафора, схема; так-то никто никого в чулан не запирает, человек не видит внутри себя какой-то разыгравшейся драмы, просто отдельные участки психики - как выше говорил - практически перестают участвовать в общей работе, а другие наоборот - занимают доминирующее положение. И из-за таких перекосов, человек просто чувсвтует, что что-то не так, ему нехорошо, даже если во внешней жизни все вроде бы нормально, и нет причин.

Одобрение, принятие, признание - это синонимы, если не лингвистически, то по смыслу одно и то же, это потребность «быть замеченным», не быть в изоляции. И потребность не может существовать абстрактно, вне личности, это все-таки человек хочет быть замеченным, это его нужда, его желание, это часть его самого, а если вернуться к той внутреней драме, то это настоящее Я, запертое в чулане, глядит в щелочку из темноты на мир, и хочет, чтобы его «обнаружили» (приняли, признали). Это сложно объяснить - ведь человек одинаково чувствует и то запертое «Я» - что это не отдельное нечто, это он и есть, он с этим Я родился, и свое родительское Я - для него такое же настоящее, которое совсем не ощущается приобретенным, он же не помнит, как оно у него появилось, он с ним вырос и провел всю сознательную жизнь. То, что вы описываете, что хочется открыть шампанское, люди это и испытывают, когда кто-то (обычно терапевт) замечает и как бы говорит - а кто это там прячется? кто там в щелочку подглядывает? выходи, иди сюда, в нашу компанию, здесь не опасно.

Я поэтому думаю, что потребность по сути одна у всех - быть обнаруженными, замеченными. Чтобы было замечено вот это настоящее «Я», ну, его даже и искать не надо, оно ведь всегда с человеком, всегда напоминает о себе. Просто у людей часто вот это родительское Я как бы говорит - ты чё?! то настоящее Я - оно же дикое, глупое, выпустишь его (признаешь) - проблем не оберешься, оно же хочет любви, хочет признания, оно будет цепляться к другим с этими потребностями, будет твоим предателем, будет выставлять тебя в дурацком свете, слабой, зависимой. Но это неоправданные страхи. И, наверное, это самое сложное (страшное) для людей - не столько обнаружить, определить, сколько дать право на существование обнаруженному, из-за того, что человек всю жизнь жил с внушением - что то, что в нем есть - вот это настоящее, но незрелое, слабое, что это что-то плохое.

3.
Я больше думал, чем делал, если честно. Вот когда понял, что мне хочется, чтобы меня любили, это желание - это часть меня, а сам к себе я относился так - «с чего ты взял, что тебя можно любить? забудь, молчи, кому ты нужен», т.е., был достаточно бессердечен к себе. Вот когда понял, что так к себе отношусь - задумался - а зачем я так, ведь потребность быть любимым от этого не исчезает, а просто саднит где-то вглубине. И знаете, я не полюбил себя, как вот кажется - по логике должно быть, а просто дал этому желанию право быть, право говорить о себе, напоминать о себе, не гнать его, не выбрасывать из головы. У меня есть дети, поэтому мне легко такую аналогию провести - когда ребенок (как отколовшаяся часть личности) подходит - и говорит, что ему чего-то хочется, что-то обидно, - то хотя бы просто спокойно выслушать, а не заставить замолчать, не прогнать, - это уже принятие, уже дать право на существование. Вы тоже можете подумать - зачем вы к себе жестоки. От этого ведь не происходит развития, и то, что вы «прогнали» от себя годами не возвращается на свое место, не включается в общую работу, оно продолжает оставаться без права голоса, и не давать ощущения, что живешь, не давать ощущение смысла.

Отсюда: https://ru-psiholog.livejournal.com/7887088.html#comments (пост закрытый)

This entry was originally posted at imaginary-me.dreamwidth.org. You can comment there using OpenID.
У меня такое ощущение, что я уже где-то читала этот текст. И тоже очень отзывается.
Не, я это сообщество не читаю. Может, в фейсбучном психо-сообществе что-то похожее видела)
Спасибо, не прочитала бы иначе (хоть и видела эту тему), стоило прочтения.
Не поняла только - вроде получается, что всё же упоминаете ник комментатора (перед цифрой 1)? (Может, это случайно. Или я не поняла.)
Да, я спросила разрешения и добавила после, а примечание забыла изменить:)
ОЧень многие люди родителями искалеченные. Увы.
Важно вот что понять. Это - прошло. И бог с ним.

Теперь мы за себя отвечаем, и однажды поняв, что произошло когда-то, не стоит это постоянно обмысливать. Мало помогает, сильно мешает