marine

Что я делала этим летом

Этим летом я уволилась с работы, сбежав от фашистского режима в никуда. Я держалась, сколько могла, боялась и переживала, но здравый смысл все-таки победил. Меня тут же взяли на работу мои же бывшие коллеги, так что полежать на диване не получилось (какая досада, а я ведь в тайне мечтала). Теперь я работаю из дома, и работать по этому случаю можно бесконечно. Но вот сегодня мне, например, надоело вдруг.

Этим летом Гриша сосватал меня в командировку, переводить американцам. Американцы снимали документальное кино на Закарпатье, были молоды, веселы и недисциплинированны. По вечерам они меня благодарно обнимали, прощаясь на ночь. Обнимались они как медведи. Переводить надо было всем сразу, одновременно и быстро. За две недели я пережила два ужасных позора. Один раз я не могла перевести "рыцари-госпитальеры" и "крестовые походы" (не спрашивайте, какое отношение они имеют к американцам и Закарпатью). Второй раз я пояснила нашим Грегу и Алексе, что во дворе их украинских родственников растет ананас, подразумевая грушу. Американцы восхитились: пайнэппл? оу, риалли?! А до меня даже не сразу дошло, что я сказала. Теперь вы знаете, и мне придется вас убить.

Там же на Закарпатье в маленьком селе Медведивци с ужасными дорогами я впервые в жизни помогала писать интервью. Первое интервью было идеально и эмоционально, второе интервью было сюрреалистично, и у меня вынесло мозг. Потому что не может не вынести мозг, когда человек, с которым вы совершенно обычным образом общались полторы недели, вдруг рассказывает, что у него шизофрения, вокруг него разворачивается война между его "друзьями" и "врагами", а вся его жизнь - специально для него устроенное шоу. Было тяжело, потому что тяжело, когда взаправду.

Работали мы то по два часа в день, то по десять, к концу второй недели (а планировалась только одна) мне хотелось всех немножко покусать и чтобы меня просто оставили в покое. На следующий день после возвращения домой я поняла, что уже по всем соскучилась.

Что было в июле, я помню плохо. Думаю, работала.
Случайно узнала, что такое сонный паралич, и меня это поразило до глубины души. Может быть, стоит когда-нибудь развить эту тему в моем следующем письме.

Август: жара-жара-жара, работа-работа-работа. Неудержимо дохнут в аквариуме маленькие и симпатичные данио рерио. Грусть-печаль. Впервые в жизни мужчина пообещал написать мне целую книжку. Мужчина в этом году идет в первый класс. Жду книжку, нет сил. Познакомилась с пятимесячной дочкой подруги. Боже, у людей дети, а у меня данио рерио. Хочу на далекий остров в синем океане.
Американцы могут обидеться, они такие. В любом случае, они улетели далеко-далеко..