Катик (imaginary_me) wrote,
Катик
imaginary_me

  • Music:

Девочка Т. (Вторая часть Марлезонского балета)

Девочка Т. поджидала меня в моей желтой трехэтажной альма матер.
Сначала мы учились в параллельных группах. К нам доходили ужасающие слухи: одногруппницы над Т. издеваются, попирают достоинство постукиванием учебниками по макушке, унижают и тиранят. Одногруппницы Т. при этом выглядели совершенно нормальными, и склонностей к садизму во время общих пар у них не наблюдалось. Тонкие и нежные мы в нашей группе тихо утопали в когнитивном диссонансе, возмущаясь поведением параллельной группы и жалея девочку Т. Во втором семестре несчастная девочка Т. перешла в группу к нам.

Нет, мы не стучали Т. учебниками по голове. Мы даже оказали ей довольно радушный прием, в бессознательном желании компенсировать ей ужасы прошлого. Несмотря даже на эти немытые серые волосы. И поросячье личико.
А девочка Т. улыбалась. О боже, она всем улыбалась. Травмированная собственной совестью после мальчика А., я решила девочку Т. насколько возможно беречь и уважать, видя в этом возможность отработать прошлую вину.

Через несколько недель вечно немытые волосы стали всех слегка раздражать. К этому добавился запах немытого тела. Все стеснялись. Кроме девочки Т.
Не знаю, чувствовала ли Т. общую неприязнь, растущую с каждым днем, но виду она не подавала. О нет, Т. проявляла все больше дружелюбия. Оказалось, что она имеет обычай становится третьей, когда двое разговаривают лицом к лицу, причем становиться вплотную, нарушая личное пространство собеседника, внимательно слушая разговор и улыбаясь. И воняя. Да, воняя.
"Милая Т., отойди" или "Милая Т., помойся" мы говорить не решались - пока, но глухое раздражение нарастало. Когда к букету добавились мелкие подлости по учебе, Т. стали нелюбить. Параллельная группая смотрела на нас с видом "ну, теперь-то вы поняли!" Мы сидели за Т. и дышали в ароматизированные бумажные салфетки. Самое интересное, что я не придумываю.

Я держалась, как могла, вежливо общалась. Т. решила, что я ее подруга (напомнив мне о мальчике А., звонившем каждый день, и в который раз пробудив чувство вины) Влезая ко мне в лицо, продолжая улыбаться, Т. начала вливать мне в уши тонны зеленовато-желтого яда - тот плохой, та плохая. Я вспоминала, как она этим плохим улыбалась пять минут назад, и мне становилось отвратно. Отделаться вежливо от Т. было практически невозможно. Наверное, в этот период я начала подозревать, что улыбающаяся девочка Т. - это совсем не улыбающийся мальчик А.

В общем, не вышло у меня ее полюбить. И даже спокойно к ней относиться не вышло. В итоге, я попыталась минимизировать общение, скрывая неприязнь. Мне кажется, Т. чувствовала, что ее не любят, причем активно не любят. Это ее не смущало, наоборот, казалось, она специально провоцирует нас, наслаждаясь вызванным раздражением.

Не знаю, зачем это все. Психотерапия, наверное.
На самом деле хотела написать о том, как в перерыве между парами угощала шоколадом подружку Дашу, а девочка Т. подошла и взяла себе тоже кусочек грязными пальцами, даже не спрашивая. Не то чтобы было жалко шоколада. Меня до глубины души возмутило, что она не спросила, не сказала ничего, подошла и взяла, молча улыбаясь. Неприятная, наглая, противная. Я тогда сказала ей, что можно было бы и спросить - тоже, конечно, не очень вежливо с моей стороны, но что же делать - не любила я Т. 
Я ждала каких-то слов в ответ, она продолжала молча жевать мою шоколадку и улыбаться. Потом взяла, глядя мне прямо в глаза, второй кусок. И я даже вроде бы не выдержала и заорала на нее что-то вроде "Таня, положи!" Хотелось ее больно стукнуть и вырвать липкий коричневый кусочек (что бы я с ним потом делала, интересно? хе-хе) В ответ на мой гневный ор Т. хихикнула и отошла, дожевывая шоколад.
В общем-то, она победила в этой ситуации.
Надо было ее стукнуть все-таки, наверное)
Tags: жизненные люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments