Катик (imaginary_me) wrote,
Катик
imaginary_me

  • Mood:
  • Music:

Ужас

Тяжесть не проходила, колола углами и мешала вдохнуть.
Леонтий Матвеевич перевернулся на правый бок. Тяжесть немного сместилась вправо, но продолжала колоть углами.
Эх, - подумал Леонтий Матвеевич, - сердце шалит.
Заснуть уже не получится, это ведущий специалист и ценный сотрудник завода Н*** Леонтий Матвеевич Клепонский знал наверняка из опыта прошлых ночей. Оставалось признать этот факт и попробовать себя развлечь по мере возможности до семи утра. В семь начнутся обычные понедельничные дела, душ, завтрак, сборы на работу.
Вставать не хотелось, читать тоже, свет был не нужен, и Леонтий Матвеевич решил просто тихо полежать в темноте, в надежде, что тяжелый колючий ком в груди пропадет и можно будет все-таки попытаться выспаться.
В синей темноте за окном тихо подвывал осенний ветер, стучал ветвями облысевших деревьев в окно. У Леонида Матвеевича начали мерзнуть ноги.
Обреченно смирившись с необходимостью вставать, ведущий специалист завода Н*** покряхтывая сел на кровати и собрался начать поиски носков, как вдруг на кухне что-то упало и гулко покатилось по полу.
Домашних животных у Леонтия Матвеевича не было с тех пор, как его жена Любовь Ильинична ушла от него к молодому перспективному директору птицефабрики, даже тараканов Клепонский недавно вывел, поэтому ронять вещи, кроме самого Клепонского, в квартире в принципе было некому. Вздрогнув, Леонтий Матвеевич замер с одним носком в руке и начал чутко прислушиваться. В квартире стояла тишина, в былые времена именовавшаяся гробовой, стопроцентная гулкая тишина спящего девятиэтажного дома в три часа ночи.
В голове Клепонского защелкали кадры из милицеских сводок, грабители и убийцы пошли хороводами перед глазами, в груди защемило остро и настойчиво. В кухне что-то снова упало, сквозняк захлопал форточкой.
Леонтий Матвеевич не был отчаянным храбрецом. Даже умеренно смелым Леонтий Матвеевич никогда не был. Зато Леонтий Матвеевич был рассудительным. После первой минуты отчаянного сердцебиения ему удалось наконец уговорить себя, что бояться нечего, а шумит всего-лишь распахнувшаяся от ветра форточка, а может не форточка, но тоже что-то совершенно безобидно-бытовое.
Клепонский был еще и осторожен, а потому решил все-таки прокрасться поближе к кухне не зажигая света, и проверить помещение на наличие злоумышленников.
Сердце Клепонского судорожно билось, когда все еще автоматически сжимая в руке так и не надетый носок, ведущий специалист начал продвигаться в сторону вражеской территории. В ничем не нарушаемой тишине, уже немного успокоившись, Клепонский дошел до дверного проема кухни и робко заглянул внутрь.
Что-то огромное, черное, страшное, кинулось в лицо, захлопало, зашумело, заполнило все поле зрения, оцарапало щеку, Леонтий Матвеевич схватился левой рукой за грудь и рухнул в коридор.

Первое, что почувствовал Леонтий Матвеевич, когда пришел в себя, была боль в ушибленном затылке. С трудом соображая, Клепонский открыл правый глаз и огляделся. Кухню заливал яркий солнечный свет, на полу валялась бутылка пива, оставленная вчера Леонтием на столе, за окном шумели трамваи. В углу на подоконнике, тоскливо глядя на улицу, сидел крохотный воробей.
Tags: неровности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments