September 1st, 2009

marine

Дяди иногда плохо думают

И вот сижу я в свой законный обед на скамеечке, в одной руке раскрытый на середине Ирвинг в мягкой обложке, в другой - блин со сгущенкой, пытаюсь есть и читать, одновременно размахивая попеременно то Ирвингом, то блином, чтобы отогнать набежавшую осу, вокруг бегают дети, взметая песок из-под копыт, и возят машинки, и тут подходит ко мне неприятный худощавый уличный продавец книг, сует под нос что-то огромное в твердой обложке с золотыми буквами снаружи и ноет "дееевушка...", а дальше я уже не слушала. Мне интересно вот что - он надеялся, что я заложу свою книжку недоеденным сладким блином и брошусь освободившимися липкими жадными пальцами щупать его прекрасный фолиант или как чо, а? Оса, кстати, от него сбежала.

А вечером под деревьями уже по-настоящему пахло осенью, между прочим.
Ё!

Такая новость, никто же не знает

Смена месяцев и времен года для меня имеет вполне материальное воплощение. И это не какие-то там листья, сугробы, лужи и прочее, а деревянные кубики с цифрами и прямоугольные плашки с названиями месяцев. Которые складываются в прямоугольного деревянного кота. Одно ухо у кота черное, второе - красное. Сегодня плашка MAY-JUNE-JULY-AUGUST была отодвинута в самую глубь. Перед ней целых две с холодными названиями. И мне грустно немножко, да.
В университетское время, хотя и жалко было лета, но было проще - с осенью начинался какой-то смысл. А теперь кажется, что начинается только темнота и холод. Хотя, конечно, это неправильное ощущение и временное ляляля.