February 9th, 2009

marine

(no subject)

Кажется, дали наковальней по голове, а потом подвесили ее на шею.

Всю ночь в моей голове бегали люди почему-то с автоматами. Бандиты какие-то. Началось все с прелестной увертюры, где побили моего папу, а потом Григорий пошел за него вступаться, а я побежала за Григорием, чтобы защитить хрупкого его своим крепким сильным телом. Ужасно было страшно мне при этом. Бандиты долго смотрели на меня озадаченно, свесив автоматы, пока я кричала им "вон! убирайтесь!". Потом решили не связываться с психической. И тут бы время наступить хэппи-энду, но пока мы с Григорием пробирались назад через непонятные деревянные конструкции, успели похитить мою маму, о чем я прочла в газетной вырезке, валявшейся на полу. Маму похитили навсегда и, видимо, убили, с целью отобрать у нее волосы прекрасного рыжего цвета. Тут у меня наступило беспросветное горе. А рядом стояла мама (но она не считалась) и доказывала (как она обычно это делает и в жизни), что лучше умереть быстро и легко во цвете лет, чем долго болеть и быть обузой родственникам. Особенно горестно было думать, что маму не просто убили, а обстригли.

Тут я от горя проснулась и пошла попить водички. Встретила на кухне живую маму с волосами, стало немножко легче. Попила еще водички.
А потом дальше всю ночь в моей голове бегали люди с автоматами. Страшно утомительно и непонятно. за что вообще мне такое. Ну подумаешь, покапризничала в воскресенье, так я же недолго.