January 29th, 2009

marine

(no subject)

Когда я, наконец, все-таки умру (в глубокой морщинистой старости, конечно), и меня спросят - зачем мы тебя вообще засовывали в катю, по-твоему? - я, видимо, буду растерянно хлопать крыльями или хлюпать смолой и молчать.