May 14th, 2008

marine

(no subject)

Так получилось - впервые в жизни читала мемуары. О том, что это мемуары, я узнала только на второй главе, почему-то еще раз внимательно посмотрев на обложку и прочитав буквы поменьше тоже. Ого, мемуары, подумала я. Слово это вызывало у меня раньше ассоциации с графом Монте-Кристо. Или не обязательно Монте-Кристо, но чаще всего графом. Сидит граф в батистовой сорочке с распахнутым воротом и пишет пером мемуары при свечах. Или в крайнем случае сидит викторианская старушка, чопорно одета, и пишет мемуары при свечах.
А тут оказалось, сидит Джон Ирвинг с заживающим после операции плечом, и вместо того, чтобы писать новый роман, пишет мемуары. "The Imaginary Girlfriend". Потому что его второй жене не нравится, когда он без дела околачивается в ее офисе. Но про жену - это в самом конце оказалось. И вот пишет он мемуары - про дислексию, вольную борьбу и Курта Воннегута. И про своего тренера - Теда Сибрука. Тед умер от рака. Но за много лет до этого он сказал Джону Ирвингу: "That you're not very talented needn't be the end of it". Просто хотела, чтобы вы тоже знали. Потому что, по-моему, это важно.
marine

(no subject)

Постоянно встречала сегодня бабушек с внуками. Бабушки были совсем разные, и внуки были разные, хотя и не настолько, как бабушки. И все эти бабушки с внуками, держась за руки, бежали куда-то, спешили и явно опаздывали.