June 6th, 2007

boots

Мама, мама

Сегодня в 5.45 меня разбудил детский хриплый голос. Точное время я знаю, потому что теперь я всегда сплю с телефоном, а в телефоне часы. Так вот эти часы в телефоне показывали 5.45. Детский голос, приглушенный перекрытиями, надрывно плакал "Маамаааааа! Мааамаааааа!". Не знаю, как вы чувствуете себя в 5.45, а я в это время соображаю обычно туго. Поэтому никак не могла понять, откуда же доносится плач. То он слышался будто откуда-то из квартиры сверху вместе с каким-то топотом, то мне начинало казаться, что слышу его эхо в колодце двора, а значит, ребенок на улице. Это очень странное ощущение, когда рано утром лежишь и вслушиваешься в охрипший басистый плач маленького мальчика, который где-то надрывно повторяет "мама-мама", и непонятно - наказали его, мучают, что с ним. К семи часам в ответ на детские рыдания раздался женский голос, с улицы. Это дворник вышла подметать. Мальчик перестал плакать и отвечал на ее вопросы с балкона. Пять лет, мама Аня, проснулся - мамы нету. "Ну, жди маму!" - кричит дворник снизу. "Хорошо!" - кричит пятилетний мальчик. "Дверь никому не открывай!" - кричит дворник. "Хорошо!" - кричит мальчик. Плакать перестал.
Когда я уходила на работу, обшаривала глазами балконы. Веревка с детскими трусишками и майками, мальчика не видно. Блин, скорей бы эта Аня вернулась уже что ли.
marine

Поезд

Когда проходит поезд, рельсы особенно так, тихо звенят.
Наблюдательность иногда пригождается. Особенно, когда нарушаешь правила и идешь, как все, через пути, игнорируя подземный переход в пятидесяти метрах. Ну или в ста - с трудом определяю расстояния на глаз.
Через пути мы ходим обедать, получается два раза в день - туда и обратно. Поэтому мы знаем, например, что рельсы звенят, и что обычно около двух часов проходит состав. Еще мы знаем, что поезда обычно сигналят на подъезде к станции, возле котрой мы и переползаем через рельсы.
Сегодня чуть позже часа дня, когда мы подошли к путям, рельсы звенели. Я и Наташка вылезли посмотреть где же поезд - станция, пока не подойдешь почти к самим рельсам, закрывает обзор с одной стороны, и видно только вправо. У меня в голове сейчас очень четко сидит момент, когда я увидела приближающийся поезд. На глаз прикинув расстояние, я тогда решила, что вообще можно бы и перейти, если поторопиться. Сейчас кажется, что в голове у меня в эти доли секунды качались маленькие весы с гирьками, замедленно и как-то туповато, со скрипом. Повезло - качнулись в правильную сторону. - Нет, не пойдем, не пойдем! - громко сказали мы хором с Наташкой и отступили назад. Уже на втором нашем шаге мимо проносился грузовой состав.

Наблюдательность пригождается иногда не только тем, кто наблюдателен. Когда мы решили не переходить пути перед поездом и повернули назад, я заметила, что еще левее от нас перейти собрался парень. Он, похоже, вообще не думал смотреть по сторонам. Про звенящие рельсы он, наверное, ничего не знал. Спасло его только наше громкое "Нет, не пойдем, не пойдем!" Он быстро глянул влево и успел отскочить. Только после этого паровоз дал гудок. Вагоны неслись мимо, а у меня, наконец, включились мозги.

Кажется мне, три ангела упали друг другу в объятия и зарыдали в этот момент от облегчения. Какие же мы бываем беспечные дураки, господи.