September 23rd, 2005

marine

(no subject)

Ехала домой вечером. В уже полную маршрутку втиснулась барышня с мальчишкой.
Попыталась уступить детенку место, в результате получила детенка на колени.

Сидит. Теплый, мелкий, в маленький таких очках, с маленькой желтой рулеткой в руках почему-то. Головой крутит, щекочет нос вихрастым затылком, колет острой худой попой. Чуть стесняется сначала, потом болтает.

Ненавижу этот дурацкий матерный инстинкт.
Держишь такого на руках и хочется, чтобы такой мелкий и доверчивый прижимался к тебе, верил в тебя, любил тебя. Просто так любил, толстую или худую, грустную и веселую, красивую или так себе. Просто за то что ты - это ты.
Эгоистически так хочешь, нечестно, в корыстных целях. Хотя гарантий ведь тоже нет, кажется, не всегда любят, не все, не навсегда.

На руке доверчиво лежит чужая теплая ручка. Ему-то все равно, он не замечает даже, а я замираю, думаю - пусть только не убирает.
Откидывается, прижимается спиной такое теплое, близкое, светлое.
Держишь на коленях чужое счастье.

Чувствуешь себя вором.
  • Current Music
    Slipknot - Fall
marine

Благодать

http://www.livejournal.com/community/ru_metal/233975.html?#cutid1

Вера Францевна закрыла последнюю папку и аккуратно положила ее на стопку таких же в сейфе, посмотрела внимательно, задвинула белый листочек, на полмиллиметра выступающий из общего ряда.
- ...да, Виктор Петрович, ничего не поделаешь, будем пресекать, - закончила Вера Францевна строго и решительно, сжала аскетические губы в суровый бантик. Из-за головы Веры Францевны строго хмурилась темная икона.
Виктор Петрович еле заметно поежился, но тут же опомнился и быстро-быстро закивал: да, да, Вера Францевна, будем, обязательно, все пресечем в лучшем виде, во славу Иисуса, - пятясь вышел за дверь, вытер пот со лба. Вечно эта стерва выбивала его из колеи.
Виктор Федорович поправил голубой галстук в бело-красную полоску и поспешил собирать верных христиан.

Час спустя Вера Францевна смотрела на икону в своем кабинете и думала, что как раз в это время остатки мерзких случайно недобитых нацистов, язычников, радикальных левых и сатанистов, всех этих любителей гадости, называющейся дезметал или как еще там, пробираются задворками домой со ставшего побоищем сейшена. Наши ребята хороши, недобитых будет мало, - с удовлетворением подумала Вера Францевна.
Этой ночью она спала спокойно - Вера Францевна в который раз исполнила свой христианский долг.