August 18th, 2005

marine

Паранойя.

Я боюсь сумасшествия. Боюсь момента, когда привычный мир начинает терять очертания, превращаясь во что-то чуждое и непостижимое, когда грани стираются и собственный разум становится ловушкой, когда ужас не вне, а внутри, когда негде спастись и нет двери между ним и тобой, которую можно захлопнуть и найти безопасность. Остается одна надежда - это сон, просто сон, который закончится и не повторится.
Но снов я тоже боюсь. Некоторые из них слишком реальны, слишком подробны, чтобы быть просто плодом ночной работы мозга. Засыпать - почти то же, что умирать. Возможно, тебя просто не будет, и сразу за последней мыслью, промелькнувшей в ночной темноте, придет утренняя новая мысль, принося с собой непрерывность сознания. Может, это и не худший вариант. Если проснуться.
Но ведь бывают еще и кошмары. Кошмары, в которых ты не временно, ты в них, ты навсегда там, потому что это не сон, это ты и мир кошмара, мир со своим временем и пространством, единственное спасение из которого - проснуться, но ты не знаешь, что спасение есть, ты там и ты не спишь, ты потерялся...
Иногда я боюсь своих мыслей. Когда я подхожу к обрыву, и на миг возникает желание прыгнуть, пусть и знаешь, что это будет последний поступок в жизни, просто прыгнуть, когда заходишь в море и хочешь просто плыть вдаль, не останаваливаясь, плыть и плыть, когда нож заманчиво блестит сталью и рука кажется такой нежной, а кожа такой тонкой и маняще ранимой - я боюсь. Боюсь себя.
Но я всегда просыпаюсь.
  • Current Music
    Slipknot - Purity
marine

(no subject)

Хочу быть толстым Большим Боссом
с большим и толстым портмоне,
чтоб люди с всякими вопросами
не лезли глупыми ко мне.
Чтоб после тяжко-трудового
двухчасового трудодня
сказать "устал я, право слово"
и чтобы увезли меня
на скромном черном кадиллаке
в мой скромный двухэтажный дом,
к большой задумчивой собаке,
и саду с небольшим прудом.
Мне личный повар наколдует
все, что люблю я, на обед..
Хочу быть Боссом, очень жду я,
а превращенья нет и нет.