Катик (imaginary_me) wrote,
Катик
imaginary_me

Лидочка.

Зал мерно гудел разговорами. Кучки толпились там и тут в ожидании начала действа.
Павел Васильевич Лебедев обнимал жену за талию и нежно шептал ей что-то на ушко, когда кто-то резко дернул его за рукав: "Как Вы себя ведете, молодой человек! Идите домой целоваться!" Перед ним стояла крепкая женщина средних лет, которую можно было бы назвать красивой, если бы не резкие складки вокруг рта и суровое выражение лица, которые почему-то сразу наводили на мысли о плохом характере. С женщиной был мальчик лет восьми, смотревший на супругов осуждающе.
Поборница приличий окинула пару испепеляющим взором и прошествовала дальше, высматривая возможных нарушителей.
Павел Васильевич растерянно посмотрел на расстроенную жену.
- Паша, давай уйдем, - просительно сказала Лидочка и посмотрела на Павла Васильевича большими погрустневшими глазами.
- Ну Лидочка, ну давай посмотрим хоть первую часть - а потом сразу уйдем, все-таки не каждый день такое увидишь, - искательно заглядывая супруге в глаза, настойчивый меломан повел ее к креслам.
Тем временем народу собиралось все больше, новые люди подходили, оглядывались, разыскивая знакомые лица - и быстро присоединялись к какой-нибудь кучке.
Время от времени к той или другой паре подскакивала ретивая блюстительница морали со своим сопровождающим. Пары смущались, краснели, тушевались и искали места под стеночкой зала, в тени.
Глаза Лидочки неотрывно следили за передвижением мерзкой фурии. Иногда, во время самых строгих внушений несчастным влюбленным, нежная половина Лебедева издавала сквозь зубы невнятные звуки, похожие на рычание, чего раньше за ней никогда не замечалось. Настроение жены было явно испорчено, но уходить, так и не услышав то, ради чего он сюда пришел, Павел Васильевич не хотел.
Напротив Лебедевых расположилась милая черная пара. Девушка, видимо по привычке к свободным нравам своей родины, забралась с ногами в кресло, красиво и уютно сложив точеные ноги. Павел Васильевич любил все прекрасное и залюбовался стройными негритянскими ногами, когда услышал мерзкий и уже знакомый голос. Фурия подкралась и набросилась на пару, разрушив идиллию скрипучим лаем. Слов было не разобрать, но Лебедевы уже знали, о чем пойдет речь. Негритянка растерянно посмотрела на женщину, потом на своего кавалера, пожала плечами и спустила ноги на пол. Несмотря на кажущееся спокойствие, пара явно почувствовала себя неуютно.
Оторвавшись от неприглядной сцены, Павел Васильевич увидел, как у Лидочки начала багроветь шея. Постепенно наливаясь красным, Лидочкина шея стала в конце концов пунцовой, прекрасно гармонируя с черным вечерним платьем и ярко-алым лицом.
Супруга Лебедева с нескрываемой ненавистью смотрела в спину женщины, удалявшейся в сторону помещения для персонала.
- Я на минутку, - сказала Лидочка и решительно направилась вслед за мерзкой теткой, которая к тому времени успела скрыться за дверью.
"Все им нужно прихорашиваться перед зеркалом, женщины!" - снисходительно подумал Лебедев и собрался было продолжить созерцание негритянкиных ног, как вдруг боковым зрением заметил, что Лидочка направилась в сторону, противоположную туалету и скользнула в подсобное помещение, за дверью которого несколько минут назад скрылась тетка. Павел Васильевич в первую секунду не придал значения этому факту, но тут перед его глазами встала Лидочкина красная шея, вспомнилось тихое рычание - и Лебедев вдруг почувствовал беспокойство.
Быстро пробираясь сквозь толпу, Павел думал, насколько нехарактерно для его спокойной, хрупкой и в общем-то пугливой жены подобное поведение.
Когда Лебедев робко заглянул в дверь подсобного помещения, глаза его плавно вылезли на лоб.
Его Лидочка, стоя на коленях, с безумным выражением в глазах душила лежавшую на полу женщину ручкой от швабры.
Взгляд Лебедева упал на лицо жертвы, выпученные глаза бывшей самоуверенной фурии молили о помощи. Вода капала с тряпки, все еще висевшей на швабре, медленно образовывая грязную лужицу возле головы тетки.
Лебедев тихо закрыл за собой дверь и проснулся в холодном поту.

Рядом тихо посапывала миловидная Лидочка. Павел Васильевич вышел покурить.
Задумчиво блуждая глазами по уютной тесной кухне, Лебедев увидел швабру, мирно дремавшую в углу.
Павел Васильевич встал, взял швабру и аккуратно вынес на помойку.
Так - на всякий случай.
Tags: неровности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments