black Lyle

(no subject)

Фильдеперс и фильдекос. Жили два брата, один был Фильдеперс, а второй - Фильдекос. Фильдеперс любил персики, Фильдекос - косить траву на лужайке за домом.

Почему я не Гофман.
Стоит ли ставить знак вопроса после вопросов риторических?

На каникулах у бабушки я всегда читала все подряд, наугад выбирая книги по корешкам. Она была в мягкой обложке, с сероватыми страницами, одна из десятков томиков старой советской серии, и вытащила я именно ее по чистой случайности, могла бы точно так же схватиться за "Тесс из рода д'Эбервиллей" или "Униженных и оскорбленных".  На обложке был кот за письменным столом.
Я открыла ее, и меня сразу же подстрелил фейерверк. Смертельно и навсегда. Когда я дошла до последней страницы и поняла, что продолжения нет, и хуже того - никогда не будет, хотелось разреветься. Так не было со мной ни до, ни после, и возможно - никогда уже не будет. Дверцу захлопнули перед моим носом и не откроют уже никогда. Я не смогу больше быть там. Так и не узнаю, что было дальше. Вообще никогда не узнаю. И никто не узнает. Очень трудно было с этим смириться. Невозможно с этим смириться.

Наверное, я знаю, какая книга у меня самая любимая. А я даже не могу ее перечитать. Меня мучит то, что "Житейские воззрения кота Мурра" навсегда останутся незаконченными. Осознание, что сделать ничего нельзя, похоже на удушье. В разных случаях и по разным поводам оно всегда с забавным постоянством смахивает на клаустрофобию. Тесно в груди.

Просто так, острый приступ. Просто так, не могу. Просто так, жаль, что ничего нельзя сделать.
сочувствую. надо запретить писателям так делать, я считаю)